The Red Kiss, The Death's Kiss

В комментариях к этому посту я написала, что наилучшее воплощение красного для меня — матовая помада. Можете представить, как я ждала Chanel Rouge Allure Velvet? После негласной диктатуры помад-блесков, наводнивших стеллажи всех магазинов, ее появление было просто лучом света, который согревал мне сердце и душу. Так случилось, что этот луч воплотился в виде двух осязаемых тюбиков, тепла от которых исходит гораздо больше, чем от их фантомных представлений.

Я не могу объяснить своей любви к матовым текстурам, но она настолько сильна, что перекрывает все возможные их недостатки: сухость, чрезмерную, вплоть до несмываемости, стойкость. Мне радостно было услышать, что Питер Филипс задался идеей создать такую матовую помаду, что не чинила бы дискомфорта губам, из-за которого многие девушки и отказывают себе в удовольствии носить ее. И я могу с троекратной уверенностью заявить, что ему это удалось: целый день в компании с La Fascinante подарил мне только повод для обнаружения скрывавшейся до этой поры гордыни (которую, к счастью, увидели только зеркала дома) и не дал ровным счетом никаких отрицательных проявлений, которых я, признаться, все же ожидала. La Raffinee  — немного пыльный и сдержанный оттенок розового, который ассоциируется у меня с бутонами роз и пионов. Не знаю, отчего на ум мне приходят именно эти образы, возможно, потому, что Chanel всегда удается концентрировать нежность и очарование цветов в своих глянцевых тюбиках. И заметьте, на картинке на редкость отлично виден обещанный эффект деликатного сияния, который отличает **Rouge Allure Velvet **от всех других знакомых мне матовых текстур.

Я не побоюсь сказать, что влюблена в La Fascinante. В ней есть строгость и загадочность Russian Red, драгоценная, удивительная яркость Ruby Woo и какая-то внутренняя, одной ей свойственная сила. Если бы помады признавали себе хозяев как волшебные палочки (простите, влияние поттерианы на меня очень велико), то эта бы выбрала, я уверена, черноволосую девушку с пылающим, словно уголья, сердцем и дерзким, немного надменным выражением на прекрасном лице. Черт возьми, мне даже пришло на ум словосочетание «королевская кровь», и, определенно, это самое лучшее описание La Fascinante.